Что произойдет с курсом тенге до конца лета

По итогам дневных торгов на KASE тенге достиг отметки 355,38 за доллар, что соответствует уровню февраля 2016 года. Корреспондент Tengrinews.kzспросил экспертов о том, каковы их дальнейшие ожидания. Доктор делового администрирования Ерлан Ибрагим отметил, что рынок ожидал ослабления тенге, но не был готов к тому, что это будет происходить так быстро. "Я месяц назад предполагал, что к концу лета мы будем иметь 350, но 350 мы получили к началу августа. Я боюсь строить какие-то прогнозы до конца лета.Лично мое мнение, что тенге будет потихоньку снижаться и дальше. Возможно, мы увидим небольшие колебания, но если взять тренд в целом, то к концу лета тенге точно будет дешевле, чем на данный момент", - рассуждаетИбрагим. При этом эксперт считает, что налоговая неделя сможет оказать на тенге лишьнезначительный эффект. "В основном, все определяют курс рубля и баррель нефти. Тут и баррель просел, и рубль выскочил (66,35 рубля за доллар - прим. авт). Все равно, что бы они ни говорили, думаю, кросс-курс с рублем будут выдерживать и ориентироваться примерно на 5,5 тенге за рубль. Даже если нефть будет находится на уровне 70, в любом случае, происходящее с рублем окажет очень сильное влияние на курс. Санкции только объявили, это все еще будет устаканиваться, может, рубль слегка и отыграет, но вряд ли. Думаю, что рубль где-то будет находиться в районе 65. Исходя из этого, для тенге это уровень 360 точно", - рассуждает эксперт. В свою очередь, директор Центра прикладных исследований "Талап" Рахим Ошакбаев объяснил, почему считает, что режим свободно плавающего курса для Казахстана неадекватен. "Режим свободно плавающего курса более уместен для стран, у которых диверсифицирована экспортная валютная выручка. И поэтому режим свободного плавания не предусматривает такой дикой волатильности, как у нас. Мы очень сильно зависим от нефти - от ее объемов, от цен на нефть, которые априори волатильны. В итоге всю эту волатильность в долгосрочной перспективе мы транслируем в нашу экономику", - говоритОшакбаев. Второй аргумент эксперта состоит в том, что в Казахстане, по его мнению, очень низкий уровень доверия к регулятору. Большинство экспертов не верят в свободное плавание, хотя регулятор настаивает, что не вмешивается в курсообразование. "Нацбанк полностью закрыл детальную информацию по своим интервенциям. Поэтому у нас никто не может понять, из сегодняшних 500 миллионов (объем торгов по итогам двух сессий на KASE составил 654,9 миллиона долларов - прим. авт) сколько присутствовал Нацбанк, сколько не присутствовал. Регулятор принципиально эту информацию не раскрывает. В таких условиях у нас постоянно высокие девальвационные ожидания. Если вы посмотрите социологические опросы, которые делаются по заказу Нацбанка в отношении девальвационных и инфляционных ожиданий, вы увидите, что большинство респондентов ожидают ослабление курса. И на протяжении трех лет этот уровень не сильно падает. Когда вы не знаете, какой фундаментальнейший макроэкономический параметр влияет на курс тенге, каким он будет к концу года, как можно планировать инвестиции, как можно вести бизнес? Понятно, что это очень затруднительно", -высказался Ошакбаев. Таким образом, экономист приходит к выводу, что перейти к свободно плавающему курсу было большой ошибкой и что нужно возвращаться к среднесрочным ориентирам. "Это абсолютно не страшно делать, потому что весь рост благосостояния, весь экономический рост, происходил в Казахстане при режиме либо фиксированного курса, либо курса в пределах какого-то обозначенного коридора.Основной аргумент против фиксированного курса состоит в том, что он не гибок и накапливает в себе дисбалансы. Соответственно, если идет фундаментальный шифт в цене, допустим, на нефть,нам необходимо девальвировать нацвалюту. Но, на мой взгляд, это гораздо меньшее зло, нежели постоянная непредсказуемость курса. Лучше, условно, один раз в 5-10 лет корректировать курс в сторону понижения", - считает Ошакбаев. По мнению экономиста, можно зафиксировать курс нацвалюты на текущих значениях - 350 плюс-минус, потому что в них ужеабсорбированы и низкая цена на нефть, и российские санкции. "Вопрос в том, что Нацбанк, объявляя политику инфляционного таргетирования, на самом деле увеличивает денежную массу, если считать ее вместе с нотами. Если к агрегату M3 прибавить краткосрочные ноты, мы увидим, что в 2015 году это было 12+ триллионов, сейчас уже 23+ триллиона. Денежная масса серьезно выросла, практически в два раза. И это все, безусловно, ведет как к высоким девальвационным, так и к высоким инфляционным ожиданиям", - заключает Рахим Ошакбаев.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Ничего не найдено.