В ущелье Касымбек есть единственное мараловое хозяйство в Алматинской области

17 лет назад предприниматель Кенес Муралинов привез в Алматинскую область алтайских маралов, чтобы открыть единственную в регионе ферму по разведению оленей.

Наши коллеги «Капитал.kz» выяснили, кто покупает сушеные рога, какую траву предпочитают маралы и сколько стоит стакан горячей оленьей крови, полученной из свежеспиленых рогов.

Олени как источник дохода

Алтайский марал – разновидность благородного оленя, ареал распространения которого охватывает и Восточный Казахстан. В первую очередь животное ценится из-за пант – неокостеневших, напитанных кровью рогов, которые широко используются в восточной медицине и современной фармакологии. В ход идет и получаемая в результате срезывания пант оленья кровь – на ее основе создают лекарство пантокрин и даже принимают кровяные ванны. Пантокрин применяют при неврастении и пониженном давлении, а кровяные ванны принято считать полезными для суставов.

Единственное в Алматинской области мараловое хозяйство «Алатау Маралы» расположено в живописном ущелье Касымбек на высоте примерно 2000 метров.

На территории в 300 гектаров живут около 250 оленей. По словам Кенеса Муралинова, идею создать мараловое хозяйство он вынашивал давно, но пришлось основательно подумать, прежде чем решиться на этот бизнес.

«Перед тем, как закупить первую партию оленей, я начал изучать мараловодство – заключил договор с учеными из академии зоологии, которые исследовали климат и травостой – могут ли прижиться маралы в предгорьях Заилийского Алатау? Вердикт был вынесен положительный, и я закупил в Восточно-Казахстанской области первую партию оленей».

Чтобы животные прижились в новых климатических условиях, закупать нужно не взрослых оленей, а 1-2-годовалых телят. Первая партия маралов в 70 голов обошлась бизнесмену недешево – в 2001 году годовалый олененок стоил порядка 80-90 тыс. тенге (курс доллара в то время составлял 146,74 тенге). Чтобы олени чувствовали себя в новых условиях максимально комфортно, предприниматель взял в долгосрочную аренду (на 49 лет) участок в 300 гектаров, обнес его забором и выпустил животных в среду, максимально приближенную к их естественному ареалу обитания. А вот с питанием оказалось не так просто – как и свойственно благородному животному, обычное степное сено олени не едят.

«Маралам нужна только горная трава или люцерна, – продолжает Кенес Муралинов. – Люцерна дорогая – ее возят из Баканаса (Балхашский район Алматинской области, примерно 230 км от маралового хозяйства, – ред.). Один тюк весом 100-120 кг мы покупаем за 3 тыс. тенге, пока довозим до фермы, цена вырастает до 5 тыс.».

Зимой все маралы живут на воле – спят в лесу, гуляют по огороженной территории (общая протяженность забора – 8 километров) и питаются сеном и ячменем.

Для чего фермеру гостиница?

Главная цель Кенеса Муралинова – построить на территории маралового хозяйства гостиницу, куда бы могли вместиться все желающие поправить здоровье при помощи пант и оленьей крови. Сейчас на территории фермы стоит лишь небольшой деревянный домик и несколько юрт, а вот на постройку капитальных зданий на арендованной земле наложен 10-летний запрет. По словам бизнесмена, пока не будет гостиницы, его мараловое хозяйство назвать рентабельным нельзя.

«Сезонная работа маралового хозяйства – всего лишь четыре месяца, а остальные восемь хозяйство не работает, поскольку негде принимать желающих лечиться. Что удается накопить за четыре месяца – на оставшиеся восемь не хватит. Годовой оборот мараловой фермы – 15-20 млн тенге. Все деньги уходят на содержание животных – нужно закупать корма и лекарства, платить аренду, поэтому я содержу хозяйство за счет другого бизнеса. Только два года назад я получил разрешение на строительство гостиницы для туристов. Сейчас подготовил проект и занимаюсь поиском инвесторов – идеей заинтересовались бизнесмены из Южной Кореи», – ­ рассказывает предприниматель.

Стоимость проекта гостиничного комплекса сравнительно невысока – $4-5 млн – по словам бизнесмена, эта сумма отобьется за 2-3 года: «Корейцы говорят: если мы построим гостиницу, то желающие пройти лечение пантами и оленьей кровью граждане Южной Кореи мигом заполнят все номера. К тому же тут природа и свежий воздух».

Лечение пантами и оленьей кровью – недешевое удовольствие.

Например, ванная процедура с добавлением оленьей крови обойдется в 7 тыс. тенге. Получаемая от среза пант горячая оленья кровь (ее нужно пить залпом, пока не свернулась) стоит 10 тыс. тенге за стакан – принято считать, что она укрепляет иммунную систему. Консервированная кровь в спиртовом растворе обойдется дешевле – 4 тыс. тенге за 250 г.

Как пилить рога?

Панты, то есть наполненные кровью, неокостеневшие оленьи рога, обычно спиливают в середине или конце июня. Определять точное время довольно просто – по форме верхних ветвей рогов, на которых должна появиться «рогатка». Опытные мараловоды способны определить возраст рогов. В следующие месяцы кровь от рогов отходит, осенью они высыхают, а зимой олени их сбрасывают, чтобы с наступлением весны начали формироваться новые. Первая резка рогов обычно происходит в возрасте двух лет.

Процедура спила пант быстрая, но все-таки хлопотная – марала загоняют в специальный станок, в котором он оказывается зажатым по бокам, а затем опускают пол, чтобы ноги животного не касались твердой поверхности. Если этого не сделать, марал начнет дергаться, что весьма усложнит процедуру спила. После этого маралу фиксируют шею и завязывают глаза (чтобы он не впадал в панику при виде людей).

Когда рога спиливают, оттуда начинает бить кровяной фонтанчик, под который немедленно подставляют емкости и заливают в спиртовой раствор, чтобы кровь не свернулась. К тому же на процедуру срезания пант приезжают пациенты, желающие укрепить здоровье стаканчиком горячей оленьей крови.

Чтобы остановить кровь, оставшиеся от рогов «пеньки» перетягивают веревками и засыпают стрептоцидом и йодоформом, лекарствами, которые способствуют быстрому заживлению ран, препятствуют возникновению инфекции и отпугивают гнус. Считается, что во время срезки рогов маралы не испытывают боль, поскольку там нет нервных окончаний.

Спиленные рога-панты разрезают на колбаски, замораживают и отправляют на сублимационную сушку (это когда лишняя влага испаряется, минуя жидкую фазу, а кровь при этом остается). После сушки панты измельчаются до порошкообразного состояния и продаются в таком виде. Стоимость измельченных маральих рогов – $100-150 за килограмм.

«Раньше цена достигала и $300 – когда панты активно закупали корейцы, – вспоминает Кенес Муралинов. – Сейчас внимание корейских бизнесменов переключилось на Канаду, где тоже разводят маралов и продают панты в большом количестве. А вот качество канадских рогов хуже алтайских, потому что другая порода – об этом мне рассказали корейские специалисты – согласно их исследованиям, полезных веществ в пантах алтайских маралов значительно больше».

Панты в основном распространяются на внутреннем рынке – здесь их покупают казахстанские целители, а также граждане Китая и Южной Кореи, которые приезжают в Казахстан. А вот основные конкуренты «Алатау Маралы» – мараловые хозяйства Восточного Казахстана (их там около 10-15) – полностью сбывают свой товар в Южную Корею примерно по $100 за килограмм, говорит Кенес Муралинов.

Помимо пант и крови продается еще и мясо, которое можно купить там же, на маральей ферме, по 3200 тенге за килограмм.

Кенес Муралинов отмечает, что мясо считается диетическим, поскольку там нет холестерина.

Автор статьи: Петр Троценко.

Напоминаем, о бизнесе в талдыкоргане и сети магазинов "Мясной двор", читайте здесь.

Алматинскаяобласть мараловаяферма ущельеКасымбек
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов

Ничего не найдено.